Пока весь мир – американская кормушка. Можно ли надеяться на многоцентричность

2nd Май 2015     Автор:
Пока весь мир – американская кормушка. Можно ли надеяться на многоцентричность

Чем дольше Соединённые Государства Америки считают себя вправе приказать что угодно кому угодно, чем активнее давят любые намёки на сопротивление — тем распространённее недовольство таким их поведением, тем выше затраты на поддержание статуса единственной великой державы и побочные эффекты. Можно ли надеяться, что СГА образумятся и вспомнят, чем кончались все предыдущие попытки покорения мира?

Я уже не раз говорил и писал: в основе всей нынешней мировой экономики — модель, избранная СГА ещё в промежутке между Первой и Второй Мировыми войнами, до начала Первой Великой депрессии. Уже тогда американцы поставили себе целью прорыв на рынки колоний других великих держав, вопреки имперской практике, замыкающей колонии на метрополию. Добиться этого частично удалось в 1942-м, когда Британская империя и СГА подписали Атлантическую хартию, где провозглашено право всех народов на свободную торговлю. В полной мере этот результат достигнут путём развала существовавших Британской и Французской колониальных империй: к середине 1960-х годов почти все колонии обрели формальную независимость, а значительная их часть оказалась фактически так же зависима от СГА, как формально независимые республики Латинской Америки, где СГА более века обкатывали способы эксплуатации, не требующие никакой ответственности за судьбу эксплуатируемых. А когда исчерпался этот ресурс подпитки экономики СГА и начался очередной кризис, наступил черёд социалистических стран: уже около трёх десятилетий Запад в целом и СГА в частности держатся на плаву в основном благодаря постепенному поглощению рынка, где к началу перестройки проживала едва ли не четверть населения Земли. Сейчас модель экономики, заточенная под интересы СГА, охватывает уже практически весь мир, и расширяться ей больше некуда — отсюда и очевидные её трудности в последние годы.

Ключевая особенность этой модели — неравноправный и неравновесный обмен между государствами. На заре колониальной эпохи туземцы охотно обменивали золото и жемчуг на стеклянные бусы и железные мотыги просто потому, что золото и жемчуг они уже научились добывать, а стекло и железо ещё не освоили (и заморские пришельцы, естественно, не спешили делиться с туземцами своими искусствами). Так и сейчас Благословенный Запад получает от формально независимых стран сырьё и/или размещает там производство своих разработок, причём принимает разнобезобразные меры для предотвращения самостоятельного развития промышленности, а тем более науки за своими пределами. Понятно, в таких условиях именно продавцы и разработчики сложной продукции оказываются монополистами на всём мировом рынке и диктуют цены на всё, что там продают и покупают. Но всё же есть предел такого неравноправия, определяемый тем, что даже самую высокотехнологичную продукцию надо кому-то сбывать, а страны, откуда неравноценный обмен высасывает ресурсы, рано или поздно оказываются неплатёжеспособны. Отсюда и необходимость постоянного расширения подконтрольного — по сути, колонизируемого — мира, и неизбежность ухудшения состояния метрополии при невозможности подчинения новых колоний.

Но сколь ни велико это ухудшение — по сравнению с тем, что произойдёт в случае ухода американцев из мировой экономики, оно всего лишь мелочь, не заслуживающая особого внимания. Даже по официальной статистике, основанной на перекошенной ценовой конъюнктуре и безбожно завышенных ценах услуг и разработок по сравнению с ценами материальных товаров, Соединённые Государства Америки сейчас потребляют вдвое больше, чем производят. Следовательно, если они откажутся от нынешней экономической системы, уровень жизни там практически мгновенно упадёт по меньшей мере вдвое. А с учётом неизбежной в этом случае перестройки всей структуры хозяйства самих СГА и необходимых затрат на создание новых производств падение может оказаться и существенно глубже. По доброй воле СГА на такое не пойдут.

Владимир Ильич Ульянов указал: политика — концентрированное выражение экономики. Отсюда понятно: любые попытки сократить своё политическое присутствие в мире обернутся для американцев утратой и соответствующего экономического влияния. Именно экономическое и политическое давление СГА на остальной мир обеспечивает сохранение нынешнего перекоса денежных и товарных потоков в их пользу. Соответственно, как только сократится их политическое влияние — тут же начнёт падать и их уровень жизни.

СГА готовы идти на очень значительные расходы ради поддержания этого самого политического влияния именно потому, что все эти расходы ничтожно малы по сравнению с убытками от сокращения влияния. Из вышесказанного видно: по доброй воле они своё давление на весь остальной мир не сократят — их придётся так или иначе вытеснять отовсюду и политическими, и экономическими средствами. Средства эти будут тем доступнее, чем сильнее станет перекос мировой экономики в пользу СГА. Его усиление неизбежно как раз потому, что мировой рынок уже един и расширяться не может, и поэтому поднимать или хотя бы поддерживать уровень жизни в СГА относительно всего остального мира можно только увеличением неравноправности межрегионального обмена.

Впрочем, не думаю, что экономический обвал, ожидающий СГА после ограничения их зоны влияния до нынешней СевероАмериканской Зоны Свободной Торговли (Канада, СГА, Мексика), будет продолжительным. Вся предыдущая история доказывает: и народ СГА в целом, и его деловые руководители в частности способны повышать своё благосостояние в рамках очень обширного спектра экономических моделей. Когда их заставят отказаться от нынешней модели, они быстро найдут себе какой-нибудь новый образ действий — не столь опасный для окружающих и для них самих.

Источник


Система Orphus
Рубрика: Статьи

обсуждение


оставить комментарий или два