Сверхдоходы неприкосновенны

16th Август 2018     Автор:
Сверхдоходы неприкосновенны

Думаю, что юридические основания для «изъятия сверхдоходов» по Белоусову всегда можно найти или, в крайнем случае, создать. Как известно, у нас достаточно много субъектов законодательной инициативы, к которым наши законодатели прислушиваются очень внимательно. Так что если вопрос будет только в юридическом оформлении, то это оформление проведут быстро. Но, естественно, вопрос тут далеко не только юридический. Само понятия сверхдоходов очень расплывчатое. При большом желании сверхдоходом можно счесть практически всё, что угодно. И в этом плане я, как ни странно, понимаю Силуанова. Он действительно боится запугать наше деловое сообщество, которое и так, мягко говоря, не очень верит правительству. Пока президент распорядился изучить вопрос, в рамках этого изучения могут высказываться очень разные мнения. Но понятно, что когда президент сочтёт, что вопрос изучен достаточно, тому же Силуанову придётся брать под козырёк.

Но главная проблема в том, что, как сказано в книге, процитированной Ильфом и Петровым в «Золотом телёнке», «все крупные современные состояния нажиты самым бесчестным путём». И, к сожалению, к российским состояниям это тоже относится. То, что сам президент в своё время предлагал для легализации результатов приватизации выплатить разовый налог — это, на мой взгляд, уже серьезное указание на то, что нынешние владения наших олигархов всё ещё не воспринимаются как справедливые. Они могут считаться законными, но боюсь, что даже сами олигархи понимают, что закон в данном случае ещё не главное. Так вот, сейчас действительно вышло так, что падение рубля создало сверхприбыль в рублёвом исчислении. Но со сверхприбылью а стабильных валютах или, скажем, в физических единицах всё обстоит далеко не так однозначно. «Наши» олигархи с удовольствием рассказывают, что «от того, что на счетах стало больше рублей, ещё не стало больше реальных средств производства. Поэтому справедливо эти рубли обратить на расширение производства». Биржевая оценка наших металлургических компаний выросла, так как биржевые спекулянты ожидают, что удешевление российской рабочей силы облегчит условия экспорта российского металла — и тогда, мол, появятся, наконец, грандиозные доходы. Но от этого ожидания до реальных доходов ещё очень большое расстояние. Так что я, в общем, понимаю Силуанова, считающего предложение Белоусова опасным. Но я также понимаю Белоусова в том плане, что эти сверхдоходы (даже в рублёвом исчислении) — следствие действий не руководителей компаний, а российского государства. Соответственно, справедливо было бы, если бы частью этой сверхприбыли они поделились с государством.

В связи со всей неоднозначностью белоусовско-силуановской ситуации не может ли это быть просто информационным вбросом? Известно, что правительством предпринят целый ряд крайне непопулярных (многие говорят — антинародных) мер. И в этой связи белоусовское предложение призвано как бы уравновесить ситуацию в глазах обывателя — не больше?

Боюсь, что деятели экономического блока правительства (хоть нынешние, как Силуанов, хоть прошлые, как Белоусов, проработавший в правительстве тоже достаточно долго) вряд ли способны на многоходовые комбинации. Более того, я совершенно уверен, что и Белоусов и Силуанов исходят из того, что раз какое-нибудь предложение (например, о повышении пенсионного возраста) не вызвало немедленного массового протеста — значит, всё в порядке. Значит, народ смирился, и нет смысла ради воздействия на общественное мнение делать какие бы то ни было дополнительные шаги. Так что, боюсь, что они если и играют во что-то, то играют именно с теми самыми олигархами, к которым обращаются. А народ для них даже не на третьем месте.

О санкциях, санкционном оптимизме Силуанова, рекордных закупках валюты по бюджетному правилу. Что касается бюджетного правила, Министерство финансов действительно сообщило, что некоторое время не будет закупать валюту. Правда, вроде бы не для того, чтобы поддержать курс рубля, а просто потому, что в данный момент валюты хватает. Долгосрочные планы по закупке валюты обосновывают рассказами о том, что необходимо располагать резервами для тех или иных быстрых действий. Причём каких именно действий — заранее непредсказуемо. В принципе, конечно же, какой-то резерв нужен, но, по оценкам большинства специалистов, валютные резервы РФ сейчас явно избыточны. Они во много раз больше, чем может понадобиться даже при самом кошмарном развитии событий.

Тут важно ещё и то, что события могут сейчас развиваться куда кошмарнее, чем ожидает любой специалист. Прежде всего это связано с тем, что санкции против РФ вызваны вовсе не действиями российских властей. Эти действия — предлог, но не причина, и если бы этого предлога не было, то придумали какой-нибудь ещё. Дело в том, что Трамп сейчас при помощи санкций осуществляет свою собственную экономическую программу, которую ему не дали осуществлять другим путём. Потоком санкций он закрывает американский рынок для сторонних производителей с тем, чтобы любой ценой и любым способом сделать американскую продукцию дешевле импортной. Поэтому мотивировка Белоусова, что сверхприбыли российских металлургов вызваны действиями российских же властей не полна и не точна. Политика Трампа означает, что санкции против нас будут вводить ещё не раз под самыми разными предлогами. И понятно, что в таких случаях правительство считает необходимым накопить подушку безопасности побольше. Но правительство в данном случае тоже исходит из неверной теории. Главной подушкой безопасности для страны, в конечном счёте, служит её собственное производство. Грубо говоря, если бы мы поменьше импортировали и побольше делали сами, то нам было бы не так важно, что именно нам перестают поставлять. Не так важно, каковы валютные запасы наших банков, поскольку банки в этом случае не нуждались бы в валюте до такой степени, чтобы чего-то бояться. То есть, в конечном счёте, нынешние проблемы нашего хозяйства — это следствие ориентации на экспортно-импортные операции вместо собственного производства, а не вместе с собственным производством. И наша страна стала настолько уязвима к западным санкциям именно потому, что мы долгое время жили под красивым лозунгом: «Нефть продадим, остальное купим». До тех пор, пока экономический блок правительства ориентирован на торговлю, а не на производство, до тех пор, пока экономический блок правительства руководствуется теориями, созданными в интересах торговли, а не в интересах производства — до тех пор любые санкции будут нам страшны. До тех пор никакая подушка безопасности не будет достаточной, потому что, какова бы она ни была, наши торговые партнёры смогут надавить с большей силой — именно потому, что мы зависим от экспортно-импортных операций больше, чем от собственного производства. Понятно, что любые такие операции могут для нас оказаться критически важными.

О дедолларизаци. Мы слышим про неё со времён мюнхенской речи президента Путина. Но воз и ныне там — или воз всё-таки потихоньку движется?

Воз движется, но движется опять-таки не усилиями Силуанова, а усилиями Трампа. До тех пор, пока торговля долларами для американцев сверхприбыльна, естественно, желание торговать другими товарами не возникнет. И Трампу надо добиться, чтобы торговля долларами стала менее выгодна. А кроме того, именно те, кто зарабатывает на этом виде торговли, являются основными противниками Трампа — и политическими, и экономическими. Вытесняя доллар из роли глобального платёжного средства, Трамп дополнительно ослабляет своих противников. Так что деллоларизация действительно происходит, но происходит усилиями не Силуанова. Все люди силуановского плана обучены рассуждать только в рамках торговой логики, но не производства.

Как раз по этому поводу пришла новость об экологическом налоге. Налог «за природу» — или против производства?

По долгому и печальному опыту я убедился, что позиция нынешних экологических алармистов более всего напоминает знаменитый лозунг: «Убей бобра — спаси дерево!» То есть сейчас об экологии рассуждают почти исключительно люди, совершенно искренне считающие, что человек — это главная угроза природе, и пока люди существуют, природа неизбежно будет разрушаться. Должен признать, что в какой-то мере они правы. Действительно, любая хозяйственная деятельность человека так или иначе влияет на природу. И неизбежно будет влиять на природу, даже когда всё наше производство мы переведём в космос. Это только будет означать, что начнём загрязнять другую часть той же природы. Однако природа и без нас непрерывно меняется. Даже киевские террористы так и не смогли возложить на «клятых москалей» ответственность за вымирание динозавров. На природу воздействует всё, что в ней существует, и какие-то изменения в природе происходят всегда — совершенно независимо от деятельности человека. Даже если действительно потребовать закрытия всей хозяйственной деятельности, даже если люди вообще когда-нибудь исчезнут — природа всё равно будет меняться. И поэтому любые рассуждения о влиянии на природу — это в лучшем случае глупость, а чаще всего сознательная ложь.

Напомню, кстати, что самая известная организация борцов за «эколожество» — организация «Зелёный мир» — несколько раз атаковала различные российские буровые на континентальном шельфе, но ни разу не тронула компанию «British Petroleum», которая прославилась в своё время рекордным загрязнением Мексиканского залива. Из чего видно, кто этому самому «Green Peace» платит и за что.

Так вот, я уверен, что экологический налог, если его действительно введут, ударит по российскому производству, но никоим образом не будет способствовать улучшению состояния нашей природы. Хотя, несомненно, поспособствует очень красивым отчётам об улучшении состояния нашей природы.

Источник – https://dentv.ru/

Сверхдоходы неприкосновенны


Система Orphus
Рубрика: Мировоззрение

обсуждение


оставить комментарий или два