Популярный знаток и ведущий представил «КП» свой взгляд на перспективы монархии в современной России, вспоминая вступление на престол 125 лет назад Николая II

– Время монархии в России ушло безвозвратно — в отличии от «старых» стран Западной Европы?

– К сожалению, при наличии у монархии множества очевидных достоинств, у нее есть и один не менее очевидный недостаток.

– Всего один? И какой же?

– Крайне трудно сменить профессионально непригодного руководителя. А большая часть серьезных источников говорят от том, то Николай II был профессионально непригоден для управления российской империей. Но сменить его оказалось практически невозможно.

– Кроме как с помощью революции?

– В тот момент – да. Кстати, Великий князь Михаил несколько больше годился для поста императора по складу характера. Но он крайне не хотел этой работы. Вплоть до того, что, в нарушении действующих законов, женился против воли брата-императора на разведенной, причем на российской подданной!

– Настолько не хотел носить корону?

– Ради того, чтобы вычеркнуть себя из списка престолонаследников. И, если верить историкам и мемуаристам, единственным из всех наследников Александра III человеком, пригодным для занятия престола, была его младшая дочь, великая княгиня Ольга Александровна. И именно риск, связанный с неудачным монархом, заставляет забывать обо всех достоинствах монархии. Хотя эти достоинства несомненно весьма значительны.

– В случае с Россией дискуссия о возможности восстановления монархии в той или иной форме — неактуальна?

– Почему же? Это вопрос достаточно актуален и время от времени обсуждается — и всегда приходят к весьма грустному выводу. И на конкретных примерах, и в общем случае.

– Во многих странах с президентской формой правления полномочия лидера близки к монархическим?

– Если говорить об институте президента с теми полномочиями, которые имеются сейчас у нас, например, — это вполне приемлемая замена монархии. Ее преимущества в стране с президентской форме правления в большей степени присутствуют, а главный недостаток монархии, невозможность смены монарха — он устраняется. Следовало бы для полноты картины вовсе отменить ограничение на число сроков пребывания президента на посту — но тут тоже есть свои риски. А именно — становится неясной перспектива, кто может придти на смену.

– Да уж, вот у монарха с престолонаследием все достаточно четко регламентировано…

– Да, в окружении президента с неограниченным сроком вправления, да вообще руководителя, чей срок пребывания во власти не ограничен, крайне трудно воспитаться замене.

– Почему?

– Не потому, что сам руководитель их давит, а потому, что люди, способные занять такую должность, не видят для себя перспективы и потому не стремятся развиться. Меня не раз спрашивали, кого я вижу в качестве преемника действующего президента. Я всегда отвечал: не знаю, кто может стать, но знаю, как бы я его воспитывал.

– И как же?

– Я бы пригласил несколько десятков человек поучаствовать в конкурсе. И каждому из них предоставлял бы доступ ко всем информационным потокам, проходящим через президента. В том числе дал бы возможность увидеть видеозаписи его встреч с кем то с глазу на глаз. Конечно, все бы давали подписки о неразглашении. И на основе всех информационных потоков они бы разрабатывали свои предложения по решению задач, которые перед ними поставлены — ну, вернее, перед президентом.

– А дальше?

– Эти варианты сравнивали бы и между собой, и с решениями, принятыми самим президентом. Оценивали, какой вариант лучше. И таким образом из этих людей отбирались бы наилучшие специалисты. А они бы заранее готовились принимать решения такого уровня. И благодаря совместному анализу вырабатывали механизмы их принятия. Лучше понимали бы, что и как делать на такой работе. Вот это был бы очень серьезный, на мой взгляд, способ воспитать преемника.

– На них давил бы пресс сильнейший…

– Я бы не сообщал публично, кто в этом конкурсе участвует , чтобы не подставлять их под прицельный огонь гряземетов.

Источник – https://www.spb.kp.ru/