После покупки Анкарой С-400 у России Дональд Трамп, кажется, решил предложить своему турецкому коллеге более выгодную сделку на 100 миллиардов долларов. О чем со ссылкой на высокопоставленных чиновников американской администрации сообщила The Washington Post. Разговоры о заманчивом предложении лидера США появились незадолго до двухдневного визита Эрдогана в Америку. Чего добивается Трамп, объясняет политический консультант Анатолий Вассерман.

Оксана Морозова: Анатолий Александрович, по сообщениям прессы, Дональд Трамп якобы предложил турецкому лидеру торговую сделку на 100 миллиардов долларов и «обходной путь» разрешения ситуации с санкциями, которые Вашингтон пообещал ввести против Турции за покупку российских С-400. Как вы считаете, каковы шансы, что подобная сделка может состояться?

Анатолий Вассерман: Трамп любит предлагать торговые сделки, но есть одно ограничение. Он избран президентом за обещание покончить с нынешним форматом международного разделения труда, основанным на узкой специализации целых стран. Надо отдать ему должное, он делает все от него зависящее, чтобы исполнить обещание, поэтому сделки, которые предлагает американский лидер, предусматривают значительно больший объем экспорта из США, чем импорта в них. Он пытается возродить внутриамериканское производство. Думаю, что эта сделка, о которой пишут некоторые СМИ, подразумевает аналогичный формат, что приведет к ухудшению торгового баланса самой Турции. В этой связи она, скорей всего, не будет принята. Все-таки Эрдоган заинтересован в увеличении объема внутритурецкого производства. Сделка хоть и выглядит желательной, но только на первый взгляд. Я уже не говорю о том, что значительная часть американской экономической и политической верхушки, в том числе и многие формальные однопартийцы Трампа, не заинтересована в наращивании внутриамериканского производства. А посему, даже если бы Эрдоган по каким-то своим соображениям принял сделку, не факт, что ее утвердили бы в Сенате США.

— Можно ли говорить о том, что Трамп сейчас попытается вернуть себе лояльность Турции после всего того, что произошло между этими странами в последние месяцы?

— Несомненно, Трамп хочет вернуть былое политическое влияние США. Когда-то оно опиралось на легенду о злых и агрессивных коммунистах, сейчас уже видно, что никаких оснований под этой легендой нет. Следовательно, единственным притягательным фактором для США оставался колоссальный объем их рынка, куда выгодно было экспортировать все подряд. Трамп стремится этот рынок по возможности закрыть. Получается, что средств наращивания политического влияния США у него практически нет, но его это устраивает на нынешнем этапе. Американский лидер исходит из того, что когда Штаты достаточно нарастят экспортный потенциал, они вновь станут привлекательными для всего мира в качестве поставщика того, чего больше ни у кого не будет. Поэтому он готов что-то потерять в политическом влиянии сейчас в надежде на будущее. Он вряд ли будет сейчас предоставлять Эрдогану большие возможности в продаже турецкой продукции внутрь США.

— Как вы считаете, Турция на сегодняшний день больше обращена к России или к Америке? С учетом закупки российских С-400 против воли Вашингтона.

— До недавнего времени для Турции США были ближе, хотя бы потому, что с ними турки не воевали, в отличие от России, с которой довольно регулярно вступали в конфликты на протяжении последних 3-4 веков. Но после того, как американцы поспособствовали очередному военному перевороту в Турции, вряд ли Эрдогана волнует эта предыстория. Судя по всему, теперь у него на них такой большой зуб, что он вряд ли согласится на политическое сближение. Его даже не волнует, что переворот случился при Обаме, поскольку он прекрасно знает, что значительная часть американских политиков при Трампе придерживается тех же позиций, которые были актуальны при Обаме, т. е. они склонны к экспорту американской демократии любой ценой, причем демократии в своем собственном понимании.

— Зачем тогда Эрдоган поехал в Америку, ведь сегодня начинается его визит в США? Какие вопросы он хочет решить?

— Думаю, что он все-таки надеется добиться формата невмешательства в турецкие дела. Самое интересное, что Эрдоган вполне может договориться об этом с самим Трампом, но вряд ли сможет договориться с сотрудниками аппарата Министерства иностранных дел США. Там большая часть аппарата набрана Демократической партией, и, соответственно, они в основном разделяют идеи подконтрольности всего мира Америке в политическом, а не только в экономическом смысле. Переговоры, скорее всего, будут выглядеть формально удачными, а неформально все останется практически по-прежнему.

— Почему Турция так важна для Трампа?

— Турция — незаменимая опора для вооруженных сил США в регионе, где постоянно что-то происходит в силу внутренней неустойчивости и где находятся крупнейшие в мире залежи нефти. А нефть Америке нужна даже сейчас, когда они раскочегарили собственные запасы и активизируют экспорт. Штаты считают необходимым контролировать основные запасы черного золота просто потому, что с его помощью контролируют львиную долю мировой экономики. Именно поэтому они от Турции в полной мере не отступятся и будут так или иначе за нее держаться, по крайней мере пока это не вредит основным интересам США.

— Будет ли Трамп пытаться нарушить тот баланс, который сегодня есть в российско-турецких отношениях? И может ли Эрдоган пойти у него на поводу?

— Скорей всего, Эрдоган предпочтет оставить все как есть. Безусловно, сотрудничество с США его тоже интересует, но если нельзя будет усидеть на двух стульях одновременно, он, на мой взгляд, предпочтет расширять взаимодействие с Россией, поскольку мы за несколько веков показали себя достаточно надежными союзниками, а главное — достаточно честными врагами.

Источник – https://aif.ru/

Получится ли у Трампа подкупить Эрдогана?