«Позиция» на L!FE.ru 06.12.2016

7th Декабрь 2016     Автор:
«Позиция» на L!FE.ru 06.12.2016

В. ШЕСТАКОВ: У нас в гостях журналист, публицист, политический консультант, телеведущий Анатолий Вассерман. Здравствуйте!

А. ВАССЕРМАН: Здравствуйте!

В.Ш.: Что за книгу вы нам принесли?

А.В.: Это сборник моих статей. Первое издание вышло в мае 2014 года под названием “Чем социализм лучше капитализма”. Второе издание существенно дополнено — тут 23 новых статьи и несколько десятков новых комментариев к старым статьям. Называется оно “Чем капитализм хуже социализма”, так что моя точка зрения ничуть не изменилась.

В.Ш.: А чем?

А.В.: Если коротко — тем, что капитализм не способен определить, что нужно обществу надолго вперёд, поэтому каждый раз шарахается из стороны в сторону в разнообразные далёкие заблуждения. А если подробнее — в начале этой книги указано, почему социализм по некоторым важным показателям хуже капитализма, а дальше вычислено, к какому моменту причины, вызывающие отставание социализма по этим показателям, перестанут действовать. Должен сказать, что довольно скоро — во второй половине 20-х годов.

В.Ш.: Сегодня стало известно, что большинство россиян — 81% — назвали себя счастливыми, причём молодёжь и россияне с высоким достатком даже более оптимистичные в этом плане. Это был новый опрос ВЦИОМ. В чём кроется это российское счастье, по-вашему?

А.В.: Думаю, главная причина в том, что одна за другой не сбываются бесчисленные страшилки, которые щедро валят на наши головы.

Когда один за другим слетают с политической арены те, кто так или иначе грозился нас съесть или похоронить, — это тоже повод для оптимизма. Это сродни старому анекдоту: “Хочешь быть счастлив — возьми себе в комнату козу, потом выгонишь её и будешь счастлив”. Но тем не менее всё это изобилие несбывшихся страшилок — это уже повод для серьёзного оптимизма.

В.Ш.: Козу скоро кормить будет нечем, не говоря уже о себе.

А.В.: Пока люди в состоянии работать, они в состоянии прокормить и себя, и других. Это известно всем, кроме членов тоталитарной секты либералов. И единственное препятствие к нашему развитию — это то, что по ряду исторических причин ещё в 90-е годы в аппарате экономического блока правительства не осталось никого, кроме членов этой тоталитарной секты. Стоит нам заменить нынешний экономический блок правительства на вменяемый, и препятствий к нашему развитию вовсе не останется.

В.Ш.: То есть у россиянина какое-то особое представление о счастье? Элементов американской мечты нет?

А.В.: Почему же? У нас есть свои мечты, конечно, не очень похожие на американские, но мы по крайней мере видим, что наши мечты имеют хорошие шансы сбыться.

В.Ш.: А почему тогда большая русская мечта до сих пор не сформулирована на самом высоком уровне?

А.В.: Это опять же один из вопросов к тем, кто причисляет себя к властителям дум, поскольку формулировать то, что другие чувствуют, — это одна из задач художников, литераторов, театральных деятелей и так далее. Если они ставят перед собой какие-то другие задачи, а эту даже не пытаются выполнять, — это, конечно, плохо для всей страны, но прежде всего это плохо для них.

В.Ш.: Каждый второй россиянин считает, что распада Советского Союза можно было избежать, а больше половины — 56% — сожалеют о произошедшем. Как это вообще коррелирует: 81% считают себя счастливыми, а 56% сожалеют о распаде СССР?

А.В.: А что тут не сходится? Действительно, нам сейчас более-менее неплохо, но если бы Союз не распался, было бы несравнимо лучше. Не буду объяснять экономические причины, по которым Союз несравненно мощнее, чем даже самый крупный из его осколков, но если бы Союз оставался целым, мы бы вообще могли не обращать внимания на экономические кризисы в мире, нас бы они не затрагивали. Но даже в нынешних условиях мы всё-таки нашли способ не только выжить, но и жить достаточно хорошо, чтобы это можно было признать счастьем.

В.Ш.: Надолго хватит прочности этого способа? Долго мы ещё готовы терпеть, и холодильник для нас не важен?

А.В.: Всяческие кулинарные фокусы, вроде улиток и сыров с плесенью, — это, конечно, приятно, но совершенно необязательно. Я сужу в том числе и по своему опыту — пока эти самые сыры с плесенью были у нас на каждом углу, я их ел достаточно часто, но сейчас, когда импортные уже не завозятся, а собственные только начали производить, я совершенно спокойно без них обхожусь. А главное — видно, что ход событий, связанных с нами и затрагивающих наши интересы, — это ход к лучшему. И опять-таки единственное серьёзное препятствие на пути к нашим достижениям — это всё тот же экономический блок правительства. Не буду перечислять все свои претензии к нему, но некоторая их часть изложена в том сборнике, который я подарил редакции.

В.Ш.: Слушатель просит вас назвать примеры стран с успешным развитием социализма.

А.В.: Например, Китайская Народная Республика. Сошлюсь на статью “Гибридное управление” из всё того же сборника “Чем капитализм хуже социализма”. Дело в том, что сейчас просто нет технической возможности рассчитать оптимальный план для всего ассортимента продукции, производимой в мире. Но это не значит, что надо бросать рычаги управления и ничего не планировать. Оптимальный вариант — это планировать то, что в данный момент технически возможно, и создавать тем самым надёжную опору для всего остального. Именно так было устроено хозяйство в Советском Союзе до середины 50-х годов. И только когда Хрущёв по идеологическим соображениям решил закрыть неплановый сектор, плановый тоже начал испытывать трудности. А в Китае сейчас большая часть отраслей тяжёлой промышленности работает именно в социалистическом режиме, то есть принадлежит государству и действует по единому государственному плану. А уже опираясь на них можно создавать многочисленные разрознённые предприятия, работающие на рыночный спрос. Именно такой формат социализма оптимален и теоретически, и практически. Кстати, в Советском Союзе до Хрущёва 9/10 объёма производства обеспечивали отрасли, действующие по единому плану, а 9/10 разнообразия производства обеспечивали предприятия, принадлежащие своим работникам, артели и работавшие по собственным планам, а не по общегосударственным. И это тоже социализм.

На самом деле, социализм гораздо сложнее, чем хрущёвское представление о нём, и реальный социализм до сих пор очень успешно работает в крупнейших странах мира.

В.Ш.: Вам тут же отвечают, что в Китае социализм только декларируется, а государственной строй этой страны — капитализм под руководством коммунистической партии.

А.В.: Нет. В том-то и дело, что у социализма и капитализма есть не идеологические, а экономические определения. Социализм — это работа предприятий по единому плану. Так вот предприятий, работающих по единому плану, в Китае вполне достаточно, чтобы большую часть производства страны обеспечивали именно они.

В.Ш.: Но ведь есть и примеры стран, которые тоже выбрали социализм, но развиваются совсем не успешно. Их, наверное, даже больше.

А.В.: Нет, их всего две: Куба и северная половина Кореи, которые были лишены возможности развиваться успешно, поскольку с момента распада Советского Союза они более двух десятилетий находились в блокаде. А в блокаде вопрос не в том, чтобы развиваться, а в том, чтобы выжить.

В.Ш.: “То есть вы не считаете, что за последние пару лет мы стали хуже жить в целом? Я не про хамон и улиток, а про обычную еду, тарифы и налоги”, — пишет слушатель.

А.В.: Смотря с кем сравнивать. Сравните положение дел в нашей стране с положением вполне благополучных стран ЕС. Если вы сравните динамику основных экономических показателей у нас и в Евросоюзе, вы увидите, что у нас гораздо лучше даже в эти последние пару лет. Когда нас искусственно начали ослаблять, мы всё равно ухитрились обратить давление на нас в источник нашего развития.
В.Ш.: А если сравнивать с нами же, но чуть-чуть раньше?

А.В.: А что сравнивать? Если вы имеете в виду, что пока на нас не давили, мы сидели и ждали, что нефть-матушка всех выручит и накормит, так по сравнению с этими временами мы тоже явно изменились к лучшему.

В.Ш.: Примем звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. При социализме рабочий нефтянки получал 300–400 рублей, а министр нефтяной промышленности — 800–1000 рублей. Сейчас рабочий получает 30–40 тысяч, а министры или менеджеры получают один миллион в день. Нельзя ли как-то сделать так, чтобы соотношение между рабочими и менеджерами было, как при социализме?

А. В.: Я думаю, что сам ваш вопрос уже содержит в себе ответ. Ни объём добычи нефти, ни затраты на неё практически не зависят от того, сколько получает этот менеджер. То есть затраты, конечно, повышаются, если он получает несуразно много, но я имею в виду, что и при меньшей зарплате он бы так же эффективно управлял. Конечно, такие перекосы — это одна из причин неэффективности капитализма, но устранить только эту причину, не трогая всё остальное, практически невозможно. Боюсь, что нам придётся подождать и потерпеть до середины 20-х годов, когда появится возможность разом закрыть все проблемы такого рода.

В.Ш.: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. А вам не кажется, что мы больше оправдываемся тем, что нам кто-то мешает? Нам разве кто-то мешал за 20 лет построить нормальные дороги, к примеру? Или мы не можем научиться делать хорошие автомобили и хорошую технику?

А. В.: Во-первых, можно сказать, что нам действительно мешают, а именно — мне известно множество примеров, когда вполне сознательно и целенаправленно в ходе так называемых либеральных реформ уничтожались вполне работоспособные и очень перспективные направления деятельности. Но главное, конечно, тут не злой умысел.
Не буду перечислять все её недостатки, а опять же сошлюсь на сборник, который, кстати, состоит из статей, опубликованных в бизнес-журнале, то есть интересных для серьёзных деловых людей, которым тоже хочется узнать, почему у них не всё получается.

Пока отмечу, что меня изрядно позабавило нынешнее содержимое кресла начальника Генштаба Украины. Дело в том, что главное направление удара России по Украине — изнутри. Большинство граждан Украины — русские, и чем активнее их пытаются превратить в антирусских, тем больше шансов на то, что они в конце концов начнут уже напрямую разбираться с теми, кто пытается следовать идее “Украина — не Россия”.

В.Ш.: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Наше государство всё больше плодит количество налогов. Почему они повышают собираемость? Почему НДФЛ вообще не отменить и не ввести его в НДС? Всё равно собираемость повысится, но уйдёт серая зона и так далее?

А.В.: Насколько я знаю, сейчас у нас налог с доходов физических лиц составляет сравнительно небольшую часть бюджета. Соответственно, проблемы с его собираемостью не так сильно влияют на бюджет. В то же время наличие налога на доходы физических лиц — это задел на перспективу. Дело в том, что есть экономическая теория, согласно которой облагать налогом следует только доходы физических лиц и ничего более. Я знаю, что у нас есть немало поборников этой теории, вот они и сохраняют такой задел на случай, если дело дойдёт до её опробования. В любом случае сейчас собираемость НДФЛ на бюджет не очень влияет. Наверное, как раз на этом сравнительно безобидном примере отрабатывают методы повышения собираемости всех налогов.

В.Ш.: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Насколько я знаю, НДС — это система, которая удобна только государству, а всем участникам рынка неудобна. Что вы можете по этому поводу сказать?

А.В.: Что касается НДС, он действительно легче всего собирается, от него довольно сложно уклониться. Но у него есть один принципиальный недостаток — этот налог препятствует работе тем сильнее, чем больше производителей завязаны в единую технологическую цепочку. А это значит, что наличие НДС болезненно сказывается именно на высокопроизводительных и высокотехнологичных производствах. Поэтому есть много сторонников полной его отмены, и я, кстати, тоже считаю, что это далеко не лучший из имеющихся у нас налогов.
В.Ш.: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Не кажется ли вам, что наш главный враг — это наша пассивность и ожидание того, что нам кто-то должен сделать хорошо? У нас сейчас практически нет профсоюзов, а если бы у нас они были, они бы никогда не допустили такого перекоса в зарплатах.

А.В.: Я с вами в целом согласен. Действительно, у нас общественная активность в среднем очень невелика — намного ниже, чем в других странах с сопоставимым уровнем развития. Боюсь, что это в какой-то мере наследие советских времён, когда люди имели основание для уверенности в том, что государство о них позаботится и что оно позаботится о развитии общественных организаций. Но, к сожалению, нынешнее государство заботится о нас сейчас ненамеренно, и надо набираться активности для того, чтобы государство снова стало человекообразным.

В.Ш.: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Сегодня у нас большая дата — 75-летие битвы под Москвой. Ни один человек здесь не вспомнил об этом. Я читаю, что капитализм — это ложь, предательство, воровство, отсутствие человеческой нравственности. С этого надо начинать, а остальное всё вторично.

А. В.: В оценке капитализма я с вами в целом согласен. Что касается 75-летия начала советского контрнаступления под Москвой, то его сегодня отметили все федеральные каналы. А здесь так уж получилось, что люди, приходившие сегодня сюда, обсуждали другие темы. Извините, как-то не совпало.

В. Ш.: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я так понял, что глобально ваше экономическое представление совпадает с позицией КПРФ, тогда почему вы баллотировались не от этой партии?

А. В.: Дело в том, что КПРФ, к сожалению, почти не уделяет внимания анализу причин проблем, возникших в нашей стране и в конце концов вызвавших контрреволюцию. А я в своих исследованиях занимаюсь как раз именно этими проблемами. Поэтому с руководством КПРФ мы пока общего языка не нашли.

В.Ш.: 88% нашей аудитории вас поддерживают, 12% высказали бы иную точку зрения. Спасибо!

Источник – https://life.ru/942255


Система Orphus
Рубрика: Видео Блог

обсуждение


оставить комментарий или два