Перебор хуже недобора. Почему я бы оставил чиновникам зарубежную недвижимость

19th Декабрь 2013     Автор:
Перебор хуже недобора. Почему я бы оставил чиновникам зарубежную недвижимость

Требование запретить государственным служащим владение жильём за пределами Российской Федерации выглядит вроде бы логично. И как развитие недавнего запрета держать за рубежом бизнесы и вклады, и в свете недавнего нападения французских бандитов на красноярского губернатора. Увы, в данном случае предлагается, похоже, мера эффектная, но неэффективная.

Прежде всего замечу: данный губернатор (в отличие от многих своих коллег!) заработал виллу на Лазурном берегу, ещё будучи коммерсантом и имея полное (не только юридическое, но и моральное) право отдыхать в любом уголке земли. В рыночном обществе бизнес и политика не разделены, а наоборот — самым тесным образом переплетены. Поэтому есть и другие (а в перспективе вполне вероятны и многие другие) крупные и успешные бизнесмены, ставшие крупными (а порою даже успешными) чиновниками. Вряд ли такие деятели радостно встретят требование расстаться с зарубежной недвижимостью.

Если же её (как, скажем, акции зарубежных предприятий) передавать в доверительное управление, это тоже вызовет немалые трудности и чисто психологического плана (всё-таки жильё воспринимается как нечто существенно более близкое, чем предприятие), и организационно-финансовые. Доверительное управление предприятием, доверительное владение другими зарубежными активами можно поручить достаточно грамотным специалистам таким образом, что цена этих активов не снизится (а может быть, даже и возрастёт). Но что значит доверительное управление жильём? Неужто — пускать каких-то жильцов на то время, пока находишься на государственной службе? А где гарантия, что они там ничего не испортят (не обременять же доверенное лицо страховкой на такой случай) или не обнаружат забытые следы чего-то очень интимного?

Предельное же требование — продажи зарубежной недвижимости при поступлении на государственную службу — приведёт к тому, что многие серьёзные деловые люди засомневаются: нужны ли им вообще все тяготы и риски, связанные с несением столь ответственной службы, если ради неё придётся ещё и расставаться с обжитыми местами.

Но главное — неясна цель выдвигаемого требования. Конечно, «где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Благая Весть от Матфея, глава 6, стих 21). Но вряд ли вилла — даже наироскошнейшая — превзойдёт своим влиянием те источники сокровищ, откуда почерпнуты средства на её обретение. Денежный вклад может быть достаточно велик, чтобы в случае угрозы разоблачения бежать и жить за рубежом, пока местные политические мошенники не выцыганят все деньги на поддержку попыток напакостить родной стране беглеца (как случилось с Борисом Абрамовичем Березовским, а ныне происходит, по многим слухам, с Андреем Фридриховичем Бородиным и Евгением Александровичем Чичваркиным). Поэтому угроза конфискации такого вклада — сильный способ заставить его владельца исполнять указания потенциальных конфискаторов. А вот без гроша в кармане даже на вилле не прожить, так что угроза её конфискации скорее разозлит, чем напугает. То есть зарубежная недвижимость — в отличие от зарубежных вкладов и бизнесов — вряд ли может использоваться как мощный инструмент принуждения к продвижению зарубежных интересов.

Исходя из всего изложенного, полагаю в целом разумным нынешнее требование закона: нельзя иметь в собственности что-то связанное с зарубежным бизнесом, а недвижимость за рубежом надо всего лишь честно декларировать. А вот предложение вовсе отказаться от зарубежной недвижимости — в нынешних обстоятельствах скорее популистское, чем реально полезное.

Но стоит ли вообще переплетать бизнес с политикой? Насколько я могу судить, в рыночных условиях это совершенно неизбежно. В частности, потому, что для управления предприятием и регионом нужны навыки хотя и существенно разные, но во многих технических отношениях сходные — то есть если мы вполне воспретим поступление деловых людей на государственную службу, то лишимся многих потенциально хороших управленцев в государственных структурах. Вдобавок такое разделение нецелесообразно психологически: люди, находящиеся на государственной службе, получат дополнительный повод для зависти к тем, кто работает в бизнесе.

Словом, если бы мне предложили голосовать по поводу запрета чиновникам владеть зарубежной недвижимостью, я бы проголосовал против.

Источник: http://www.odnako.org/blogs/show_34824/


Система Orphus
Рубрика: Статьи

обсуждение

  1. Юрий:

    Скорее это одна их составяющих в борьбе с воровством и коррупцией. Коррупция это действительно сильнейшее зло. Но победить её почти нереально – так для для страны хоть выгода будет, деньги будут здесь работать.


оставить комментарий или два