PolitRussia 14.04.2015

14th Апрель 2015     Автор:
PolitRussia 14.04.2015

МВФ принял решение о выделении Украине 17,5 миллиарда долларов. Спасут ли деньги экономику Украины и как этот транш скажется на мирном процессе?

Экономику Украины сейчас не спасут ни 17 миллиардов от МВФ, ни даже те 160 миллиардов евро, которые при Януковиче Украина пыталась получить с ЕС для перевода всех своих производств на европейские стандарты. Поскольку сейчас производственная структура Украины разорвана в клочья, многие предприятия выведены из строя, или вовсе уничтожены. А то что осталось вне зоны киевской террористической операции, то киевские террористы понемногу разворовывают, ибо какой же им смысл захватывать власть, если на этом не заработать. Поэтому выделение МВФ кредита в 17 миллиардов долларов, точнее обещание такого кредита, ибо пока переведены около 0,1 от обещанного. Выделение такого кредита имеет по сути только одну цель: помочь возместить уже накопленные Украиной долги. Фишка тут в том, деньги МВФ складываются из взносов всех его участников, поэтому расчет на то, что западные кредиторы погасят часть накопленных долгов деньгами другим участников МВФ. Понятно, что все эти займы пройдут Украину насквозь, в принципе эти деньги даже не будут попадать на счета украинских банков, их будут сразу переводить с одних счетов зарубежных банков, на другие счета там же. И таким образом долг Украины перед отдельными странами преобразуется в долг перед МВФ. Отдавать его Украине все равно придется, причем правила поведения, которые МВФ предписывает своим должникам таковы, что при выполнении этих правил, погасить долг становится практически невозможно. Поэтому кредиты МВФ — это практически всегда разорение той страны, которая их взяла. Исключения бывают, но редко, и при особо благоприятном стечении обстоятельств. Например, РФ сумела погасить долги МВФ, но только благодаря, что с одной стороны резко подорожала нефть, а с другой стороны, новый тогда президент — Владимир Путин, нашел способ заставить экспортеров нефти платить налоги со своих доходов. Заставлять пришлось долго, кое-то из особо непонятливых даже оказался под судом за неуплату налогов и многие другие прегрешения. Ну как бы то ни было, мы получили такую возможность, а к каким последствиям приводит вообще строгое соблюдение требований и правил МВФ, так называемого Вашингтонского консенсуса, видно хотя бы из деятельности экономического блока правительства РФ, из которого еще при Ельцине вычищены все, кто не считает Вашингтонский консенсус истиной в последней инстанции. Кстати, само по себе название Вашингтонский консенсус очень показательно — оно появилось потому что этот свод требований к должникам фонда единогласно одобрен участниками совещания экономистов созванного в штаб-квартире МВФ в Вашингтоне. Но экономика, как известно, это далеко не точная наука. В ней даже Нобелевские премии то и дело присуждают за противоречащие друг другу исследования. Если на каком-то совещании экономистов решение принято единогласно, это значит, что представителей других точек зрения на это совещание просто не позвали. Это не научное решение, а чисто политическое. И как показывает опыт очень многих стран попытавшихся соблюдать Вашингтонский консенсус — решение разрушительное. Поэтому Украина получит от займа МВФ только бесчисленные неприятности.

Европейский Центробанк в ближайшее время планирует выпустить 1,1 триллиона евро. Как скажется это решение на экономике Евросоюза?

Выброс большого количества денег в обращение производит сразу несколько действий. Прежде всего, естественно, если одной и той же массе товаров и услуг противостоит на весах экономики большее количество денег, то это означает, что ценность каждой денежной единицы снижается. Это значит, что цена этих товаров и услуг возрастает. По обычной экономической логике, если цены, выраженные в денежных единицах, начинают возрастать, то становится выгодно вкладывать средства в дополнительное производство этих товаров и услуг. С другой стороны, поскольку на внешнем рынке цена этих товаров и услуг естественно не возрастает, ибо зарубежных денег остается прежнее количество, то это значит, что цена каждой денежной единицы, выраженной в других деньгах падает. А это в свою очередь означает, что если мы каким-то образом сможем сохранить цену товара в обесценивающихся деньгах, то для внешнего рынка она упадет и спрос на этот товар соответственно повысится. То есть обесценивание собственной валюты с одной стороны расширяет возможности экспорта, с другой стороны стимулирует рост производства. Все вроде бы хорошо, если не учесть, что деньги остаются в обороте. Более того, когда деньги начинают обесцениваться, естественно появляется желание поскорее избавится от них, купив на них что-нибудь другое: хоть иностранные деньги, чья цена не изменилась, хоть товары. В результате, если мы вбрасываем деньги достаточно быстро, чтобы их обесценивание стало заметно, то оборот денег резко ускоряется и цены начинают расти быстрее чем денежная масса. То есть соотношение денежной массы к товарной падает, и номинальная инфляция, то есть рост цен оборачивается реальной дефляцией. То есть сокращением доступной денежной массы и в конечном счете свертыванием всего хозяйственного оборота. Так что, сокращается и товарная масса. Этот эффект крайне неприятен, мы кстати с ним сталкивались в начале 90-х в результате гиперинфляции. Такой эффект заметен в условиях финансовой гиперинфляции, то есть когда денежная масса растет в несколько раз за год, и надеюсь европейскому центробанку хватит аккуратности не допустить такого большого вброса денег. А в рамках сравнительно медленных колебаний денежной массы действительно можно впрыснуть достаточно новых денег, чтобы подстегнуть экономику. Собственно, этот рецепт предложил Кейнс еще в 20-е годы, и с тех пор проверено, если рецептом Кейнса пользоваться умерено и аккуратно, он действительно может предотвратить экономический спад. Другое дело, что передозировка любого лекарства опасна, и когда рецептом Кейнса в 60-ые годы в Западной Европе, и в Северной Америке стали пользоваться в больших дозах, чтобы сохранить темп роста экономики, достигнутый в период послевоенного восстановления, кончилось это дело так называемой стокфляцией. То есть сочетанием инфляции со стагнацией, застоем производства. И это самая стокфляция вылилась и в валютный кризис конца 60-х, начала 70-х годов и во множество других крайне тяжелых последствий, так что на рубеже 70-х, 80-х вполне серьезно стоял вопрос о демонтаже всей мировой системы рыночного хозяйства и переходе к планированию, и к сожалению, или счастью, многие спорят, но в любом случае тогдашнему советскому руководству не хватило решимости пойти на резкие перемены. Они решили поддержать статус-кво, ну а поддержать его не удалось, маятник качнулся в другую сторону, то есть когда закончились основные проблемы у них, естественно начались проблемы у нас. Как бы то не было, европейский Центробанк сейчас пытается действовать по методу Кейнса в надежде на то, что ему хватит аккуратности. Ну а что значит хватит аккуратности? В начале января 1999, когда только появился безналичный евро, я по просьбе тогдашнего мэра Москвы, точнее не по просьбе; он задал своей группе советников вопрос: не стоит ли перевести валютную часть бюджета Москвы из доллара в евро, поскольку евро тогда очень быстро рос, и вроде появилась возможность пополнить бюджет города играми на курсах валют. Я и еще один советник, независимо друг от друга пришли примерно к одним и тем же выводам. Он дал качественный рецепт, а я рискнул и на количественный прогноз. А именно, мой вывод был таков: при самых нелепых, безграмотных и самоубийственных действиях всех центральных и крупных коммерческих банков мира доллар может упасть относительно евро, примерно вдвое по сравнению со стартовым уровнем. А стартовый был 1,15 доллар за 1 евро. Если же основные субъекты финансового рынка будут действовать мало-мальски грамотно и разумно, то доллар и евро будут колебаться относительно друг друга в пределах одной трети от начального соотношения по крайней мере до первого января 2002, когда введут наличный евро. Тогда еще вступят некоторые психологические моменты, которые трудно спрогнозировать заранее. Причем до этого момента, до появления наличного евро, падение евро куда вероятнее чем его дальнейший рост. Ну так вот, этот прогноз полностью оправдался, более того, после введения наличного евро, колебания курсов продолжаются в пределах этого коридора. Одна треть от соотношения 1,15 доллара за 1 евро. Исходя из этого, полагаю, что европейский Центробанк действует разумно, и значит есть основания полагать, что он будет действовать разумно и впредь, то есть действительно сможет немного улучшить состояние западноевропейского производства, не вызвав нежелательных побочных эффектов, приводящих к ухудшению этого состояния.

Источник


Система Orphus
Рубрика: Politrussia

обсуждение

  1. Тряпка:

    Анатолий Александрович о ЕЦБ. В современной Европе как и РФ нет экономистов-теоретиков. Все экономисты-теоретики сосредоточены в США в 10 топовых вузах. Подавляющее большинство американских ведущих экономистов-теоретиков кейнсианцы. Драги вольет этот триллион евро в экономику ЕС. Скорее всего эти деньги пойдут на финансовые рынки и они не пойдут в реальный сектор конечному потребителю.
    В СССР не сформировалась собственная советская экономическая школа. События с 1985 года этот факт отражает полностью.

  2. Андрей:

    Георгий, кто бы ни вводил «тексты в компьютер», экономику Украины 17 миллиардов не спасут!.. :)

  3. Георгий:

    «Экономику Украины сейчас не спасут не 17 миллиардов от МВФ, не даже те 160 миллиардов евро…» С употреблением «не» и «ни» явная проблема. Что за грамотей Вам тексты в компьютер вводит?


оставить комментарий или два